Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

щурюсь

Орли и Гай

Орли Вильнаи и Гай Мероз - семейная пара и журналистская команда, ведущие программы 10-го канала "Орли и Гай". Одни из немногих журналистов, последовательно и толково разрабатывающих социальную тематику в наших электронных СМИ. В минувшую субботу, во время манифестации, вели на десятке прямую трансляцию с площади Габима. Не удержался - сфотографировал. Красивая пара, по-моему.

Тель-Авив, площадь Габимы, 6 августа 2011



Collapse )
бецалель

D I S C O

Какой прекрасный кавер на диско-шлягер ранних 80-х (ах, юность комсмольская моя) "D I S C O" дуэта "Ottawan" выпустил вчера Иври Лидер, который вместе с неведомым мне прежде музыкантом Йонатаном Гольдштейном ("Маленьким Джони") записал англоязычный альбом электронной поп-музыки "TYP". Лидер и Гольдштейн назвали свой проект "The Young Professionals".

А теперь обратите внимание на главного танцовщика в клипе. Это же наш знакомец Уриэль Йекутиэль, звезда тель-авивских ориентально-попсовых gay parties "Arisa".




фото: Ронен Акерман



Collapse )
  • Current Music
    The Young Professionals - D I S C O
  • Tags
кофе

Клетка для канареек

В гостинной у девушек стоит огромная многоярусная клетка с певчими птахами (причуды брата) - девять канареек и попугайчиков. Они выводят душераздирающие трели - заснуть невозможно (наверное, в течение некоторого времени к птичьему пению можно привыкнуть и не обращать на него внимания, но с непривычки сложно). Придется, видимо, спать не на диване в гостиной, а в маминой комнате (бывшей моей), которую она для меня приготовила. Это главное новшество, обнаруженное мной после полуторамесячного отсутствия. А еще букет белых цветов, которые бабушка получила 26-го из магазина "Рут вэ-Перах" вместе с моим отпринтованным поздравлением. За полторы недели цветы не увяли и имеют вполне товарный вид. Да здравствует генная инженерия.

В остальном все по-прежнему: четыре комнаты, три человека, чистота и уют, тревоги, болезни. И много вкусной еды: голубцы, щавельный суп с овсяной крупой, паштет из куриной печенки, блинчики с брынзой.
щурюсь

Где с дубов-колдунов опадает листва

Еще одна мартовская (с несколькими февральскими вкраплениями) "мужская" галерея, родившаяся из шутливого обещания, данного одному моему очаровательному дальневосточному френду. Возможно не все фотографии будут соответствовать строгим эстетическим вкусам заказчика, однако концепция, как мне кажется, выдержана вполне :)

Когда-то давно я написал в своем дневнике такую фразу: "здешние мальчики теряют свои шевелюры к тридцати, а то и к двадцати пяти годам.... не за горами тот осенний день, когда с любимой головы окончательно опадет листва…" Речь шла не о моей голове. Мне-то повезло: от отца и матери я унаследовал прочную, медленно седеющую (но не редеющую), гриву жестких волос. А вот кое-кто остался на мели :)

Все это, конечно, лирика. Антропология же такова: в стране нашей невероятное количество безволосых молодых мужчин (от 25 и старше). По тель-авивским улицам ходят толпы брутальных (и не слишком) бритоголовых парней. Плешь у нас совершенно не в моде, лысеешь - брей буйну голову. В чем причина? Генетика, климат, стрессогенность израильской жизни, особый средиземноморский темперамент? За долгие годы я настолько привык к "зеркальночерепной" эстетике, что бритоголовость кажется мне не просто чем-то само собой разумеющимся, а очень даже сексапильной деталью маскулинного антуража.


Тель-Авив, февраль-март 2009 г.



Collapse )
  • Current Music
    Юрий Никулин - Песня про зайцев
  • Tags
    ,
кофе

Университет тель-авивских кофеен

Возвращаясь во вторник нагарийским поездом в Тель-Авив, листал свежий номер "Едиот ахронот". Обратил внимание на вдохновенную зарисовку о весеннехолмских кофейнях, написанную профессором тель-авивского университета Ариэлем Рубинштейном.
Понравилось и перевелось.

האוניברסיטה של בתי הקפה
מאת אריאל רובישטיין
ידיעות אחרונות
16.03.2009

текст: Ариэль Рубинштейн
"Едиот ахронот", 16.03.2009
перевод - мой




Тель-Авив, отмечающий в этом году свое столетие, по праву считается центром израильской культуры. К северу от реки Яркон расположен университет, являющийся самым крупным научно-исследовательским учреждением страны. И хотя сам я числюсь сотрудником этого учебного заведения, сердцем и душой я принадлежу другому великолепному Храму Науки, который был учрежден в первом ивритском городе - Университету Тель-авивских Кофеен. Это единственное место, где я могу без помех сидеть долгие часы, погруженный в раздумья - писать, править написанное, размышлять.


Не всякое тель-авивское кафе может войти в состав нашего университета. Существуют весьма непростые критерии отбора. Прежде всего это вопрос света и тени - не слишком темно, но и без чрезмерного освещения. Место должно быть домашним и уютным. Ветка жасмина, заглядывающая в окно в жаркий полдень, была бы очень кстати. Легкий освежающий ветерок предпочтительнее гуляющих сквозняков. Акустика также имеет значение: беседа не должна достигать чужих ушей. Громкая музыка неуместна. И, разумеется, назойливые выпуски новостей не должны каждый час нарушать спокойствие посетителей.

Для того, чтобы стать частью нашего кампуса, вовсе необязательно обладать совершенной итальянской кофемашиной. Нет необходимости и в дорогих сортах кофейных зерен. Очень важно, чтобы пребывание в кафе не превратилось в праздник чревоугодия. Хозяева должны с пониманием относиться к желанию клиента надолго задержаться в их заведении, даже после того, как посетитель неспеша доест свой салат и выпьет последнюю чашку двойного эспрессо.

Многие сетуют на то, что в нашем университете нет научных лабораторий. Это неправда. Мы находимся в эпицентре живой жизни - это и есть самая настоящая лаборатория. Лаборатория жизни. Наши исследователи, большей частью гуманитарии, имеют возможность наблюдать за жизнью изнутри в режиме реального времени. Было бы преувеличением утверждать, что мы близки к простому народу. Но можно с уверенностью сказать, что мы не заперты в башне из слоновой кости.

Наши факультеты носят разные названия: "Багси", "Биренбаум", "Бейта", "Сукар", "Толаат сфарим", "Тамар". Их не называют именами таинственных меценатов. Мы вовлечены в праздник жизни, а не в дело увековечивания памяти мёртвых. Наш университет не платит своим сотрудникам жалование, но предоставляет им идеальные условия для работы. Что касается меня, то я написал в тель-авивских кафе больше удачных текстов, чем в своем комфортабельном кабинете.

В университете тель-авивских кофеен от научных исследований не требуют практической пользы. В кафе изначально царит атмосфера беззаботности и мнимого ничегонеделанья, столь подходящая для научной работы. Основная система поощрений в нашем университете - широкая улыбка бармена и официанта. Нет комиссии по назначенниям, нет ректоров, нет деканов. Юного студента и заслуженного профессора здесь привечают с одинаковым гостеприимством. В нашем университете имеет место подлинное междисциплинарное взаимодействие. Здесь может произойти интересная встреча между математиком, историком и экономистом.

На нашем знамени начертаны слова "свобода", "знание", "открытость". В университете тель-авивских кофеен академическая свобода - это жизненная реальность, а не только избитый лозунг, потерявший смысл в результате бесконечного использования. В "кофейном" университете присутствует подлинная независимость от истеблишмента. Здесь не пытаются отделить академическую деятельность от политики. Никто не требует соблюдения норм политической корректности. В отличие от других академических заведений в университете тель-авивских кофеен отказ от ухаживаний за противоположным полом считается некорректным поведением.

Говорят, что израильские университеты переживают нелегкие времена. Однако кризис обошел стороной университет тель-авивских кофеен. Это учебное заведение переживает расцвет - по самым взыскательным мировым стандартам. Возможно его собратья в Вене и Берлине ни в чем ему не уступают. Однако Лондону и Нью-Йорку далеко до нашей кофейной академии. В общем, мы уверенно занимаем место в первой десятке. Статус, о котором любой израильский университет может только мечтать.

Иногда по вечерам я прохожу мимо тель-авивских кофеен и вижу сидящих за столиками наиболее прилежных сотрудников кофейного университета - с портативным компьютером или без оного, одиноких или в компании друзей. Я исполняюсь зависти, но вскоре вспоминаю, что я - один из них. Как же мне повезло.
перекресток

Во сто крат

וַיִּזְרַע יִצְחָק בָּאָרֶץ הַהִוא, וַיִּמְצָא בַּשָּׁנָה הַהִוא מֵאָה שְׁעָרִים; וַיְבָרְכֵהוּ, יְהוָה
בראשית פרק כו

"...И сеял Исаак в земле той и получил в тот год ячменя во сто крат: так благословил его Господь..."
Бытие, глава 26


- Украшения! Кому украшения для шалаша?! - пронзительно верещит худенький пейсатый пацаненок в клетчатой кацавейке.

В Меа Шеарим полным ходом идет подготовка к Суккоту. Завершились десять дней трепета - началась бойкая торговля пальмовыми ветвями, веточками ивы и мирта, а также блестящей мишурой для украшения праздничных шалашей. Сотни мужчин заняты тщательным выбором этрогов, цены на которые колеблются от пяти ( эти плохонькие - для бедноты) до тридцати-сорока шекелей за один несъедобный плод...


... Я давно подбирался к этой сессии. Сегодня, наконец, дорвался. Три часа бродил по Меа Шеарим с фотокамерой. Признаюсь честно: этот иерусалимский квартал, ставший символом иудейской ортодоксии, вызывает у меня довольно смешанные чувства: большое любопытство и мощное отторжение, рецидивы нежности ( представьте себе), вызванные, по всей видимости, генетической памятью (ведь так ( или почти так) выглядели мои прадеды и прапрадеды, хасиды и литваки - машина времени к вашим услугам) и неприязнь ( обострившуюся после недавних погромных событий). И все-таки... Прогуливаясь сегодня по одной из центральных улиц Меа Шеарим, я с каким-то трогательным чувством смотрел на переговаривавшихся между собой на идиш шолом-алейхемовских мальчик-мотлов с белокурыми пейсами и светловолосых ашкеназских Ривкале, Ханеле и Сореле, сохранивших сквозь поколения славянские гены польских шляхтичей и украинских казаков.

Размещаю безумное количество фотографий, простите за трафик, но мне кажется, оно того стоит. Добро пожаловать в иерусалимский квартал Меа Шеарим

Иерусалим, Меа Шеарим, 23 сентября 2007 г.





Collapse )