December 29th, 2018

Флорентин

Иврит

Удивительное совпадение. Вчера отмечался День языка иврит, установленный много лет назад Академией языка иврит в день рождения создателя этого учреждения, Элиэзера Бен-Иегуды, “отца современного иврита”, человека, положившего жизнь на алтарь возрождения иврита в качестве современного разговорного языка. В нынешнем году День иврита отмечался раньше, чем обычно, поскольку еврейская дата рождения Бен-Иегуды выпадает на субботу, как раз на сегодня (Каф-Алеф бе-Тевет/ כ"א בטבת). Не думайте, что я всегда держал в голове эту дату. Просто накануне я переводил некий текст, посвященный Академии языка иврит, детищу Бен-Иегуды.

И сегодня же пришла печальная весть: скончался один из великих современных ивритских прозаиков Амос Оз, всего месяц назад получивший в Москве толстовскую литературную премию "Ясная поляна" за свой последний роман "Иуда", переосмысливающий каноническую новозаветную историю. Первая прочитанная мной книга на иврите была именно его - "Мой Михаэль".

А ночью у одной из френдесс в фейсбуке я ввязался в дурацкий спор об иврите, защищая этот, не нуждающийся в моей защите, язык от бредовых нападок и претензий, имеющих примерно такое же отношение к лингвистике, как я к балету Мариинского театра. И, представьте, в ходе такой, казалось бы, "академической" дискуссии я сорвался и наговорил гадостей. Странное ощущение было испытано мной - словно оскорбляют кого-то очень дорогого и близкого.

Впрочем, так и есть.

Иврит, современный израильский иврит, вовсе не является моим родным языком, владею я им значительно хуже (но, поверьте, весьма прилично), чем родным, русским. Однако роль, которую он сыграл и продолжает играть в моей жизни, в моей судьбе, поистине грандиозна. Она ничуть не меньше той, которую выполняет в моей жизни впитанный с молоком матери русский язык. Я говорю об очень личной, интимной сфере. Иврит - язык моей любви - к месту, культуре, музыке. Но главное, главное, главное: иврит язык моей любви - к человеку, самому любимому человеку, который думает, дышит, слышит на этом языке. На нем он сердится, смеется, радуется и печалится.

Три десятилетия звучит рядом со мной и во мне ивритская речь. Сотни песен, тысячи текстов, десятки тысяч слов и фраз. Среди которых - самая сокровенная: "Я люблю тебя".

Если есть в сложной и неоднозначной истории сионистского движения и создания государства Израиль нечто, не подлежащее сомнению, нечто великое, нечто невероятное, не имеющее аналогов в человеческой истории, подлинное чудо - то это возрождение (или, если хотите, пересоздание) языка, молчавшего две тысячи лет. Ни военные победы, ни экономические достижения - ничто не сравнится с чудом возрождения иврита.

Спустя всего лишь сто лет - пять миллионов современных людей 21-го века являются урожденными носителями этого языка. И еще несколько миллионов говорят на иврите на уровне родного. Это больше, чем людей, говорящих на литовском, армянском, грузинском, финском, норвежском, датском и других языках.

Современный иврит давно перерос легенду своего создания. Он давно вышел за отеческие рамки выспренного библейского языка. Это яркий, молодой, гибкий, зубастый, постоянно меняющийся, бурно развивающийся, рефлексирующий, иронизирующий над собой язык. Жаргоны всех сортов и молодежный сленг, изощренная постмодернистская литература, наука и философия, базарная ругань и матерщина - иврит отвечает всем потребностям современного человека.

Я нисколько не сомневаюсь, что именно современный израильский иврит (наряду со своим ветхозаветным праотцем) останется в веках даже тогда, когда исчезнут те или иные страны, государства, политические нации. Останется, в том числе, и благодаря таким великим мастерам слова, как покойный Амос Оз.

Иврит - любовь моя.