February 5th, 2018

Флорентин

Зови меня своим именем, или Повесть о первой любви

Ассоциации с "Дикой собакой Динго" (боже, ну кто из юных, не росших в советские времена, людей помнит древнюю фраермановскую книгу и ее экранизацию с Галиной Польских в главной роли, только мы, старики) были неизбежны. Естественно, между каменным советским пуританством 50-60-х и чувственностью, сексуальностью (не говоря уже о гомо- или бисексуальности) конца прошлого начала нынешнего века - пролегает пропасть. И все-таки, все-таки.

"Сall Me by Your Name" - киноповесть о первой любви, внезапной, острой, сильной, обескураживающей и, к счастью, взаимной. Со светлым и грустным (но не печальным и не трагическим) финалом. Ну так у первой яркой любви редко бывает счастливый финал. Тому, к кому она приходит в юности, первая любовь преподносит важный урок: жизнь - боль, но в этой боли и заключено счастье. Потому что чувствовать, радоваться и страдать, испытывать невероятный эмоциональный подъем и падать вниз, кататься на американских горках - это и значит жить. Без этого жизнь - пресная тоска. И чем раньше человеку удается это понять, тем больше у него шансов взять от жизни то, что она предлагает, и не жалеть спустя десятилетия о том, что было так близко, но было упущено безвозвратно. Именно об этом говорит в предфинальной, потрясающей, сцене 17-летнему Элио его отец, профессор Перельман. Эта сцена - для меня - лучшая в фильме. Именно она примирила меня с тем, что мне понравилось в ленте Лука Гуаданьино чуть меньше (например, чересчур долгое, пусть и очень красивое визуально, движение к кульминационной точке). Очень меня впечатлил Майкл Сталберг в этой небольшой роли.

Тимоти Шаламе (Элио) - прекрасен в каждом движении, в каждом взгляде. Это "его" фильм - вне сомнения. Все прочие персонажи, включая Арми Хаммера (Оливер), ему ассистируют. Давно я не видел столь идеальных киноэфебов. Античный красавец,

Еврейская тема проходит легким ветерком: две-три фразы главных героев (оба евреи), кулон в виде магендавида, ханукия, свечи, латкес и мазалтов в финальной сцене. Впрочем, никакой особой нагрузки в этой европейской-американской истории еврейская тема не несет. Просто не мог пройти мимо.

В общем, трогательный, чувственный, целомудренный, умный, красивый фильм.