February 13th, 2015

двое

Разрыв шаблона

Ровно неделю назад был на предвыборном ЛГБТ-форуме с участием ведущих израильских политиков. По следам этой встречи и полемики в соцсетях написал несколько дней назад статью для сайта РеЛевант.

На протяжении многих лет одним из наиболее популярных и устойчивых социальных стереотипов в среде русскоговорящих израильтян была уверенность в том, что «представители нетрадиционной ориентации» (этот термин я намеренно взял в кавычки, поскольку сам он является образчиком стереотипного мышления) придерживаются исключительно левых или леворадикальных взглядов, а на выборах в кнессет отдают предпочтение соответствующим партиям и движениям. Нет сомнений, что любые политические и идеологические воззрения (левые, правые, центристские) легитимны, если речь не идет о чем-либо, находящимся вне рамок закона. Политическая конкуренция и идеологический плюрализм в демократическом обществе являются нормой. Однако с учетом того, что гомофобские предрассудки в среде выходцев из бывшего СССР все еще сильны, а значительная часть наших дважды соотечественников придерживается правых взглядов и голосует за правые партии, сочетание слов «левые и геи» звучит особенно угрожающе для русскоизраильского уха.

Разумеется, этот стереотип имеет весьма отдаленное отношение к реальности. ЛГБТ, люди негетеросексуальной ориентации, принадлежат к самым разным группам населения — этническим, конфессиональным, социальным. Их можно найти среди уроженцев страны и новых репатриантов, евреев и арабов, секулярных израильтян и ортодоксов, жителей Тель-Авива и Иерусалима, киббуцников и поселенцев. Конечно, всех их объединяет стремление избавить общество от гомофобских предрассудков, искоренить дискриминацию и добиться равноправия по ряду вопросов. Однако это, естественное для любой группы, стремление отнюдь не означает, что столь разные люди придерживаются одинаковых воззрений по социально-экономическим вопросам или в том, что касается палестино-израильского конфликта, магистральной темы израильской политики.

Collapse )


Тель-Авив, ZOA, 6 февраля 2015 г.




Collapse )