June 17th, 2005

Флорентин

Пастбище демонов

"В жизни он - тихий и милый математик. А в ЖЖ он просто пасёт своих демонов..."
paslen

Их немало в реальной жизни ( надеюсь - не большинство), ну а в любезном моему сердцу живом журнале сию породу ядовитых существ, не обременных физической оболочкой и какими-либо моральными ограничениями, можно наблюдать в особой концентрации, в дистиллированном виде. Абсолютное зло? Скорее абсолютное говно. Нет, не абсолютное. Просто говно. Но с харизмой. Про тех, кто пасет своих демонов с тремя преданными френдами под замком - речь не идет. Я про некоторых популярных юзмей, чей яд большими дозами с удовольствием глотают сотни сетевых бандерлогов.

Рецепт жратвы, предлагаемой бандерлогам, незатейлив, но убийственно эффективен: выдаваемое за остроумие ёрническое хрюканье, "интеллектуально-сексуальное" перевозбуждение, словоболудие с политической, потреотической, религиозной, хвилософской - etc - подоплекой, мизантропическая отрыжка, агрессивная ксенофобия всех сортов. Все это обильно приправлено собственными комплексами: недоёб, зеркальная болезнь, латентный гетеросексуализм, неразделенная, но незабытая любовь к Тане Пупкиной из параллельного класса.

99,9 % подобных персонажей - представители мужескаго полу. Что тоже заставляет задуматься.
  • Current Music
    Andrew Lloyd Webber- The Phantom of the Opera
  • Tags
Флорентин

Оранжевое небо, оранжевое море

Площадь у входа на рынок Кармель, что твой Майдан Незалежности. Многолюдный тель-авивский перекресток Алленби-Нахалат-Биньямин окрасился в оранжевый цвет. "Студенты не отступают" - синим по оранжевому - форменные ти-ширты "оранжевой ячейки". Славные мальчики и девочки. Улыбки в поллица. Хождение в тель-авивский народ. Запоздалое, следует признать. Народу наплевать: преддверие субботы, жара, покупки, праздное шатание. Мири Алони приглашает народ к совместному песнопению: "Оранжевые, черные, голубые- розовые, поем вместе." Студенты подхватывают: "Ширу шир ла-шалом!"

Тель-Авив. Июнь 2005. До реализации программы размежевания - два месяца.

Вот уже два дня подряд я сижу рисую.
Красок много у меня выбирай любую.
Я раскрашу целый свет
В самый свой любимый цвет.

Оранжевое небо, оранжевое море
Оранжевая зелень, оранжевый верблюд
Оранжевые мамы оранжевым ребятам
Оранжевые песни оранжево поют.

Тут явился к нам домой очень взрослый дядя.
Покачал он головой на рисунок глядя.
И сказал мне ерунда не бывает никогда:

Оранжевое небо, оранжевое море
Оранжевая зелень, оранжевый верблюд
Оранжевые мамы оранжевым ребятам
Оранжевые песни оранжево поют...


Collapse )