May 21st, 2005

Студия

А где-то по рельсам, по рельсам, по рельсам...

Усталость, усталость, усталость. Не было ни времени, ни сил написать традиционный анонс и оповестить израильских френдов о своем вчерашнем сюжете в "Постфактуме". Вернулся из Польши в пятницу утром. Недолгий сон после двухдневного недосыпа. В сомнабулическом состоянии соорудил телеотчет о своем путешествии на край ночи.
Я вернулся из Освенцима. Звучит кощунственно, но это так. Поездка со свитой начальника генштаба - миникурс молодого бойца. Самолет израильских ВВС, однообразные армейские сандвичи вместо вкусной игрушечной еды. После экскурсионного марш-броска по улицам несуществующего Варшавского гетто - обед в ресторане на Маршалковской, где шокированной журналистской братии подают не ароматный капустняк и горячий бигос, а растворимый суп из брокколи фирмы "Осем" , а также разогретые польскими официантами кошерные порции, привезенные из Израиля. Церемонии, церемонии, церемонии. Пафос, пафос, пафос. Там, где иногда уместна тишина. Но это армия. Армия и пафос - близнецы-братья.

Для среднестатистического израильтянина географическое понятие "Польша" прочно ассоциируется с самым страшным словом в истории еврейского народа - "шоа". Есть раны, которые не может излечить даже такой проверенный лекарь, как время. Многие по-прежнему воспринимают Польшу, как самое большое в мире еврейское кладбище. Самое забавное, что это действительно так.

Из Варшавы - в Краков, который так и не довелось посмотреть. В центре поездки: посещение черной дыры в истории человечества. Освенцим. Аушвиц-Биркенау. Мемориал на развалинах адской жаровни. Холокост-парк на удобренной пеплом соплеменников болотистой польской земле.

Волнующее зрелище: командующий армией еврейского государства в сопровождении офицеров входит на территорию бывшей нацистской фабрики смерти. Когда на фоне зловещей надписи "Арбайт махт фрай" на воротах Освенцима военный трубач выдувает "Ха-Тикву", на глаза наворачиваются слезы...

Collapse )
  • Current Music
    Александр Галич - Поезд
  • Tags
    ,