Флорентин

Supernova

"Супернова" (Supernova), Великобритания 2020

Полтора часа боли и любви, любви и боли, боли и любви. Пьеса для двоих, разыгранная гениальными Колином Фертом и Стэнли Туччи. Осенняя соната. Кстати, как и у Бергмана, в кадре писатель и пианист.

Немолодая супружеская пара, Сэм и Таскер, едут в арендованном трейлере по живописным дорогам Северо-Западной Англии. Во-первых, у Сэма, давно не выступавшего перед публикой, концерт в каком-то провинциальном городке. Во-вторых, они запланировали ночевку у озера, где впервые встретились двадцать лет назад. В-третьих, супруги решили навестить родственников, живущих в соседнем графстве.

Но это не просто семейное путешествие. Таскер тяжело болен. У него прогрессирующий альцгеймер. И времени на полноценное общение с любимым человеком осталось мало - прежде, чем он потеряет способность его узнавать. Именно поэтому мужчины отправляются в путь. При этом один из них даже не подозревает, что этот путь станет последним.

Когда смотрел сцену, где Сэм (Ферт) целует Таскера (Туччи) в морщинистую лысину, сердце рухнуло и разлетелось вдребезги.

В общем, если кто-то искал камерное британское кино, выдающуюся актерскую игру и повод прослезиться во время просмотра, ему сюда.

Флорентин

"Это грех" ("It's a Sin")

Не советую смотреть новый британский минисериал "Это грех" ("It's a Sin"), авторы которого позаимствовали название у бессмертного шлягера "Pet Shop Boys". Не потому, что фильм плохой, он замечательный по всем параметрам, а потому что безжалостный, бьющий под дых. Впрочем, если у вас крепкие нервы, и вам охота порыдать - тогда велкам. Это то, что со мной происходило на протяжении всех пяти эпизодов.

Юные провинциалы понаехали в столицу. Планов и мечт громадьё, но главная цель (можно подумать, в этом возрасте она может быть другой) - качественно прожигать жизнь: секс, секс, секс, тусовки, танцы-шманцы и снова - секс, секс, секс да побольше. Четверо гомосексуальных парней, сбежавших от консервативных родителей из своих английских и валлийских захолустий, а с ними - сердечная гетеродевушка, лучшая подруга геев, снимают офигительную хату и превращают ее в коммуну, где царит атмосфера дружбы, любви и братского или сестринского взаимопонимания.

Все бы хорошо, но на дворе 80-е. Гомофобная тэтчеровская Англия, британский закон о пропаганде, тотальный чулан и не менее тотальное лицемерие общества. А еще странная эпидемия таинственной болезни, убивающей исключительно геев.

Хроника еще одной пандемии, которая, как и многие эпидемии в истории, сопровождалась иррациональными страхами, диким невежеством, фейк-ньюз, поиском козлов отпущения. Которая обрушилась на и без того бесправных людей, лишь недавно вышедших из тьмы, грозившая окончательно превратить их в изгоев, но, парадоксальным образом, ставшая мощным толчком для успешной правозащитной борьбы - уже на новом историческом этапе.
В фильме замечательный молодой актерский ансамбль во главе с фронтменом группы Years & Years Олли Александром. И две шикарных гостевых роли Нила Патрика Харриса и Стивена Фрая.

Что удивительно: на эту тему снято несколько десятков неплохих, отличных и даже выдающихся фильмов - от "Филадельфии" и "Ангелов в Америке" до "120 ударов в минуту", "Даллаского клуба" и "Обычного сердца". Казалось бы. Но Расселлу Т. Дэвису, создателю "It's a Sin", удалось сделать еще одно отличное, по-британски добротное, задевающее за живое кино на весьма неоригинальном материале.

Флорентин

Город, поставленный на паузу

В октябре 2020-го я должен был отмечать юбилейную дату, очень важную для меня, изящно перекликающуюся с цифрами текущего года – 20-летие своей жизни в Тель-Авиве. Из тридцати израильских лет двадцать были прожиты в этом удивительном месте, первом ивритском городе, колыбели сионистской государственности, столице современной ивритской культуры, цитадели израильского либерализма и секулярности, да и просто веселом приморском городе с уютными бульварами, прекрасными пляжами, потрепанными и свежевосстановленными конструктивистскими зданиями. Этот город стал для меня любимым домом, местом, где я встретил любовь своей жизни, где завязались замечательные дружбы, где сформировалась моя нынешняя идентичность. Однако торжеств по случаю круглой даты не случилось – во-первых, не было настроения, а, во-вторых, мы все оказались запертыми на тотальный карантин — во второй раз за неполные полгода. Если бы я знал, что вскоре нас ждет и третий локдаун, настрой был бы еще менее праздничным.

Тель-Авив, получивший когда-то (и всегда его оправдывавший) титул “города без перерыва”, никогда не засыпающего, празднующего жизнь 24 часа в сутки, превратился, как и многие его собратья по несчастью, в город, поставленный на паузу. Никогда в прошлом, ни в период войн и интифад, ни в годы экономического застоя, в Тель-Авиве не затихала культурная, ночная, торговая, тусовочная жизнь. Театры, концертные залы, музеи, выставочные павильоны, галереи, клубы, рестораны, бары, кафе работали даже тогда, когда на город летели иракские “скады”, когда взлетали на воздух автобусы, взорванные палестинскими камикадзе.

Коронавирусный 2020-й внес свои коррективы в жизнь человечества. Тель-Авив впервые был лишен того, без чего невозможно представить этот город. И если гастрономическая отрасль получила относительно долгую летнюю передышку, то паралич культурной жизни города, в котором расположены главные репертуарные театры страны, всемирно известная филармония, крупнейшая синематека, многочисленные концертные площадки, продолжается вот уже почти десять месяцев. Безразличие правительства к национальной культуре, его неспособность (или нежелание) найти конструктивное решение, позволяющее возобновить, пусть даже с некоторыми ограничениями, функционирование театров и концертных залов, приводит в отчаяние. Без постоянной работы остались тысячи горожан — артистов, музыкантов, работников сцены, организаторов культурных мероприятий. На днях стало известно, что прекращает свою деятельность одна из старейших городских концертно-клубных площадок “Моадон ха-Театрон” в Яффо. Сегодня трудно оценить ущерб, нанесенный культурной столице Израиля. Истинные масштабы произошедшего станут ясны лишь после того, как мы начнем выходить из нынешнего кризса.

Если вы хотите понять уровень экономических потерь карантинного года, вам следует совершить променад по улице Бен-Иегуда — от Алленби до старого порта. Одна из наиболее значительных торговых артерий Тель-Авива выглядит совершенно заброшенной. Более трети коммерческих помещений пустуют и предлагаются в аренду. Это особенно бросается в глаза по сравнению с другими важными городскими магистралями – такими, например, как Дизенгоф или Ибн-Габироль. Причина печальной участи, постигшей именно эту улицу, проста: подавляющее большинство бизнесов, расположенных на Бен-Иегуда, в “докоронные” времена были связаны либо с ресторанной сферой, либо с туризмом. Поскольку именно в этом прибрежном районе Тель-Авива расположены многочисленные гостиницы, рассчитанные на иностранных гостей. Однако опустевшие торговые помещения разорившихся или закрывшихся в результате перманентных локдаунов бизнесов можно увидеть не только на Бен-Иегуда, но и на других улицах города. Невероятно, но еще в начале нынешнего года найти помещение для коммерческой аренды в центре Тель-Авива было практически невозможно, а цены на съем были заоблачными.

И все же мне хочется быть оптимистом. Я искренне надеюсь, что пресловутый свет в конце туннеля уже забрезжил, и 2021-й вернет нам всем прежнюю жизнь. Я ничуть не сомневаюсь, что мой любимый город обязательно проявит присущие ему качества: невероятную жизнестойкость, витальность, умение быстро восстанавливаться после потрясений и кризисов. Я уверен, что очень скоро кафе на улице Дизенгоф и бульваре Ротшильда будут снова полны, распахнут двери театры и концертные залы, вернутся туристы, состоятся традиционные фестивали и городские праздники. С Новым годом, Тель-Авив.
Флорентин

Выпускной (США, 2020)

Главный стахановец Голливуда, гуру сериального кэмпа, король стриминга, драгоценный Райан наш Мерфи выпустил на платформе Нетфликса свой сто тридцать... (впрочем, я давно сбился со счета) проект в уходящем году - фильм "Выпускной" (The Prom). Это экранизация бродвейского мюзикла о... звездах бродвейских мюзиклов. Совершенно необязательное зрелище, но если вам хочется рождественских, новогодних блёсток, яркой мишуры, если вы когда-то любили "Бенефис Людмилы Гурченко", то "Бенефис Мерил Стрип", в котором 71-летняя кинодива в умопомрачительных нарядах весьма профессионально пляшет и поёт (представьте себе Миранду из "Дьявол носит Прада", только веселую и жизнерадостную), вам должно понравиться.

В фильме всё, как мы любим у Мерфи: легендарные голливудские актрисы неюного возраста в главных ролях (кроме Стрип - это еще и Николь Кидман, которая рядом с великой лицедейкой Мерил смотрится довольно блекло); квирная сюжетная линия; американская школа с ее интрижками, конфликтами, выпускными вечерами, учителями, директорами; сочная картинка - золото, серебро, розовое на голубом, ядовитый пурпур и густая зелень; предельная избыточность во всём. В общем, типичный мерфиевский кэмп-стайл, который он предпочитает называть барочным.

Ну и сюжет - он незамысловат, ибо мюзикл, рождественская история с неизменной для Мерфи ЛГБТ-шной составляющей. Группа бродвейских звезд-неудачников, нарциссов и эгоцентриков, после провала очередного театрального проекта в надежде поправить свое реноме и заработать пиарные баллы отправляется в провинциальный городок в Индиане, где консервативная общественность запрещает старшекласснице прийти на выпускной бал со своей девушкой.

Флорентин

Дядя Фрэнк (США, 2020)

Очень хотел написать хвалебный отзыв о новом роуд-муви "Дядя Фрэнк" ("Uncle Frank"), вышедшем на днях на стриминговой платформе Amazon. И, наверное, написал бы, если бы, если бы...

Почему смотреть все-таки стоит. Во-первых, это фильм известного сценариста и шоураннера Алана Болла, в арсенале которого два киношедевра: оскароносная "Красота по-американски" ("American Beauty") и "Клиент всегда мёртв" ("Six Feet Under"). В первом случае Болл выступил сценаристом, во втором - сценаристом, режиссером и продюсером (создателем легендарного сериала HBO). Я не могу быть на сто процентов уверенным, но мне показалось, что "Дядя Фрэнк" очень личный фильм Болла: отцовская линия, явно перекликающаяся с "American Beauty", в одной из главных ролей супруг Болла - Питер Макдисси. Впрочем, он снимает мужа во многих своих фильмах, включая "Six Feet Under".

Во-вторых, просто отличная игра британского актера Пола Беттани в роли того самого дяди Фрэнка.

В-третьих, трогательный юмор в отдельных сценах, обаятельная героиня-рассказчица в исполнении Софии Лиллис, ностальгическая камера - стилизация под съемку ранних 70-х.

В минусе: не слишком убедительный сюжет (что странно для автора "Красоты" и "Клиента") и совершенно неуместная концовка. Не хочу спойлерить, но если бы вместо слащавого семейного хэппиэнда фильм оборвался на той трагической ноте, которую он взял за десять минут до этого, было бы гораздо лучше, а главное - честнее.

1973 год. 18-летняя Бет, выросшая в маленьком южном городке, поступает в нью-йоркский колледж, где литературу преподает ее любимый дядя Фрэнк. Вскоре девушка узнает, что Фрэнк гомосексуал и живет со своим партнером, обаятельным и шумным арабским мужчиной Уолли (Валидом). Когда умирает отец Фрэнка и дедушка Бет, троица садится в машину и едет на похороны в провинциальный городишко, где Фрэнк вырос и откуда сбежал в надежде не возвращаться никогда. Траурная церемония оборачивается неожиданным и жестоким каминаутом.

Флорентин

Манаек (Израиль 2020)

Новый израильский сериал "Манаек" (совершенно непереводимый фольклор, грубое ругательство арабского происхождения). В русском переводе я назвал бы сериал "Легавый" ("Мусор").

10-серийная полицейская драма государственного телеканала "Кан" транслировалась летом-осенью 2020 года. К сожалению, этот сериал вряд ли будут продвигать на международных платформах, как "Фауду" или "Тегеран", поскольку кино не про палестино-израильский конфликт и не про Моссад. Но русские онлайн-кинотеатры, как известно, не слишком церемонятся с авторскими правами - переведенный на великий и могучий "Манаек" давно доступен широкой русскоязычной публике.

Пожалуй, это лучший израильский сериал. А, следует отметить, в Израиле уже давно научились снимать качественные сериалы. Это международно признанный факт. Совершенно блистательная работа режиссера Алона Зингмана, на счету которого несколько телепроектов, включая знаменитый "Штиссель". "Манаек" не уступает по уровню самым крутым американским сериалам. Режиссура, сценарий, диалоги, актерская игра, саспенс, динамика - всё на высоте.

Главный герой, опытный офицер отдела внутренних расследований (МАХАШ), которого все считают неудачником, поскольку тот раздражающе честен, вызывающе прямолинеен и начисто лишен карьерных амбиций, узнает, что его лучший друг, занимающий пост начальника одного из полицейских округов, вступил в сговор с одним из преступных кланов и активно с ним сотрудничает на протяжении многих лет. На его совести сделки с краденым оружием, ликвидации конкурирующих уголовных авторитетов. Причем в качестве наемных убийц выступают подчиняющиеся ему сотрудники полиции. В этой деятельности также замешаны и представители прокуратуры.

Скажу вам прямо: если хотя бы треть показанного в этом полицейском триллере - правда, и в наших правоохранительных органах уровень коррумпированности действительно таков, то становится реально страшно. Но не станем забывать, что речь идет о художественном вымысле, хотя с полицией лучше все-таки не пересекаться. При этом стоит отметить, что некоторые важные сюжетные линии базируются на реальных, нашумевших в последние годы, уголовных кейсах (дело братьев Париньян и дело прокурора Рут Давид).

Наш герой проявляет себя настоящим Дон Кихотом, вступает в борьбу с системой, против которой у него нет никаких шансов.
В фильме много отличных актерских работ (Амос Тамам, Орна Питусси, Майя Даган, Лираз Хамами, Рами Хойбергер), но настоящим открытием и даже потрясением для всех стал исполнитель главной роли, Изи Бахара, комический актер и стендапист Шалом Асаяг. Постаревший Асаяг совершенно не похож на себя. Наблюдая за его героем, забываешь о двух десятилетиях пошлого и несмешного стендапа, которым промышлял этот артист. Сдержанный, аутентичный, искренний, тонкий, вызывающий доверие и сопереживание. Блистательная драматическая роль. Снимаю шляпу.

Еще один момент, который мне не понравился, но впечатления от фильма не испортил. Хотя, возможно, я чрезмерно придирчив. Среди персонажей второго плана есть два русскоязычных - бывший полицейский и наемный убийца по имени Руслан и милая женщина по имени Таня Левин, у которой завязывается роман с главным героем.

Образ Тани как будто достаточно позитивен, но абсолютно стигматизирован: стереотип на стереотипе едет и стереотипом погоняет: внешне привлекательная, ухоженная, легкодоступная разлучница, мать-одиночка, живущая с мамой и папой-пенсионерами, не владеющими ивритом ("савта бе-салон"). И готовит она, разумеется, исключительно борщ и пельмени.

На протяжении всего сериала Таню называют "русская", "эта русская", (ха-русия ха-зот), один раз даже (из уст плохого героя) звучит сакраментальное - эта вонючая русская (русия масриха). При этом речь идет не о недавней иммигрантке, а о русскоговорящей израильтянке, живущей в стране 20-30 лет, с хорошим ивритом и легким акцентом, растящей ивритоговорящего сына-сабру. Любое упоминание Тани другими героями имеет легкий сексуальный подтекст, это произносится либо с многозначительным закатыванием глаз, либо с ухмылкой.

В фильме присутствуют персонажи, представляющие все слои, этнические группы, общины Израиля (ашкеназы, мизрахим, арабы). Есть два других женских персонажа второго плана - арабская женщина, следовательница МАХАШ, и офицер полиции, эфиопская девушка. Однако словосочетаний "эта арабка", "эта эфиопка" я в сериале не обнаружил. Зато выражений "эта русская" к восьмой серии я насчитал пяток.

В любом случае "Манаек" - великолепная полицейская драма, смотрится на одном дыхании. И я этот фильм всем горячо рекомендую.


Флорентин

"Одесса" и "Любовь" Валерия Тодоровского

- Маша, мальчик еврей?
- Нет, бабушка, он русский. Разве ты не видишь, что он русский?

* * *

- А что я совсем не подхожу?
- Саша, что вы здесь делаете?
- Понимаете, я очень люблю Машу и хочу на ней жениться.
- Маша выйдет замуж только за еврея, как это сделала я и ее мать.

* * *

- Маша, что это такое?
- Мы уезжаем.
- Куда?
- В Израиль
- А почему ты мне не сказала?
- Я боялась
- Ж*довка
- Заткнись, заткнись, подонок. Я тебя ненавижу. Не смей так говорить!

из фильма Валерия Тодоровского "Любовь" (1991)






Я мало смотрю постсоветское российское кино. А ежели случается раз в несколько лет, то это редкость редчайшая. И если были какие-то русские ленты, по-настоящему меня затронувшие за последние три десятка лет, то это, по какому-то странному совпадению, всегда фильмы Тодоровского-младшего (гениальная, пронзительная "Любовь", прекрасная "Страна глухих" и очаровательная "Оттепель"). Пожалуй, всё.

Посмотрел "Одессу", новую амаркордовско биографическую ленту Тодоровского. Хорошее кино: Советский Союз ранних 70-х, который я помню меньше, чем вторую половину того же десятилетия. Еврейская советская семья с нееврейскими зятьями, первые отъезжанты в Израиль.

Collapse )
Флорентин

Чернобыль, HBO

Я все-таки, вопреки собственному обету воздержания от просмотра, познакомился с "Чернобылем". Который сериал. Несколько слов. Пунктирненько.

Безусловно это очень хорошее кино. Но каждую серию я буквально заставлял себя двигаться вперед. Не вовлекало, не захватывало, не втягивало. Лишь к четвертой серии все как-то наладилось, и я резво добил сериал. И дело даже не в нахлынувших воспоминаниях о мае 1986-го, не в жутких сценах с разлагающимися на больничных койках пожарниками или с отстрелом домашних животных в Припяти (это смотреть невозможно). Что-то мне мешало, что-то меня отталкивало - пока так и не уловил, в чем причина.

Хорошее:

Потрясающая визуальная реконструкция советского быта восьмидесятых (пусть и поданная в мрачных тонах, но это совершенно оправдано с художественной точки зрения). Мне кажется, это впервые в западном кино - столь неклюквенно воспроизведены советские реалии.

80-е - это мое единственное взрослое десятилетие в СССР, вместившее старшие классы, университет, армию, работу в школе. Я в состоянии оценить точность и аутентичность воссоздания советской реальности второй половины 80-х. Тем более, что белорусско-украинское Полесье (Гомельщина, Киевщина), собственно, и есть те места, где я провел эту самую вторую половину 80-х. Облик людей, одежда, квартиры в блочных домах, советские микрорайоны, армейский антураж, техника, больницы, учреждения. Гениальная работа.

Актеры. Прекрасны все: Джаред Харрис (Легасов), Стеллан Скарсгорд (Щербина), Эмили Уотсон (придуманная Хомюк), Пол Риттер (Дятлов), Джесси Бакли (Людмила Игнатенко - я понимаю, что гримеры-костюмеры, но, ёлы-палы, ирландская актриса фантастически точна в роли молодой советской женщины 80-х, просто вынырнула из фильмов Пичула). Скарсгорд в роли советского министра Щербины - тоже какое-то невероятное перевоплощение. Я таких убедительных брежневских партократов не видел и в советском/российском кино. В общем, британская актерская школа, высший пилотаж.

Сюжетное построение фильма. Отличная находка создателей - снять историю Чернобыля, как классическую американскую кинодраму "хорошие парни против прогнившей, равнодушной или коррумпированной системы", "один против всех" ("Эрин Брокович", "Силквуд", "Правосудие для всех" Нормана Джуисона и т.п. - таких фильмов сотни). Особенно хороша последняя судебная серия с таким качественным американским пафосом о победе бобра над козлом. Как ни страно, это кажется уместным и не портит фильм.

Не очень хорошее (на мой вкус и взгляд):

Незначительные ляпы: например, бесконечное "товарищ" ни к селу ни к городу.

Английский язык. Да, да, я понимаю, американо-британское кино для международной публики. Да, нельзя смотреть с русскими закадровыми голосами, которыми озвучиваются "Рассказ служанки" или "Поза". Но даже если вы безупречно владеете английским, либо смотрите с субтитрами - Легасов и Горбачев, советский пожарник и солдатик СА, беседующие на инглише, - это выглядит дебильновато. Но это проблема восприятия русско-советского человека.