גיא (guy_gomel) wrote,
גיא
guy_gomel

  • Music:

Еврейская Афродита

Тель-Авив. Скользкий молюск в герметично закрытой раковине среди пустых жестянок, использованных шприцев, останков медуз и старых полиэтиленовых пакетов. Выброшенная приливом на берег еврейская Афродита, рожденная из грязной морской пены и химических отходов. Русалка с чешучайтым хвостом жирного карпа для гефилте-фиш.

Тель-Авив. Со всеми его ресторанами и перестроенными кинозалами, подслеповатыми разносчиками "Гаарец", бездарными театрами, татуировками на молодых плечах, ночными клубами на Алленби и в старом порту, синими сорочками адвокатов, бутиками для экстравагантного клаберного шмотья, сшитого в Газе и на Западном берегу, секциями йоги и тай-чи, тренажерными залами, разгоняющими усталость затекших мышц. С его наркотиками, не оказывающими никакого воздействия из-за передозировки, местами для парковки, желанными, словно юные учительницы в мужском коллективе офицерской школы. С его мемориальным камнем на месте убийства Рабина под ногами суетливых домохозяек, спешащих за покупками в "Ган-а-Ир", с гастарбайтерами, копошащимися в грязных кварталах возле старой автостанции, с манекенщицами, у которых постоянная задержка месячных и насильниками, ловкими, как морские коммандос... И море. Всегда море. Его стареющие берега, грубо выворачивающие свою утробу - от Хасан-Бека до северных пляжей. Набережная, по которой прогуливаются толстые провинциальные дурнушки в дешевых туфлях на огромной платформе. Светлокожие дети, щебечущие на идиш возле синагоги Бар-Илан. Узкие полки с кассетами в "Третьем ухе", венгерские и тайваньские фильмы в синематеке, "Городская мышь" и "Розовое время". И собаки, похоронившие под слоем дерьма ухоженные газоны.

Тель-Авив. Русские бомжи в захламленных дворах, пропитанных водкой, попрошайки с глазами мерзавцев, протягивающие водителям пластиковые стаканы на перекрестках, концерты Перельмана и Погорелича в сопровождении филармонического оркестра, уличные музыканты, играющие Хава Нагила в переложении для виолончели, скрипки и кларнета, ночные киоски, эффективность которых может сравниться разве что со службой скорой помощи, вечный пятый автобус. Ежеутренне - тысячи литров эспрессо и капучино, десятки тысяч круассанов. Монотонный "техно", ревущий из японских машин шумных арсов, врубающих музыку на полную мощь - каждую пятницу на Шенкин. Перекопанные муниципальными ремонтниками улицы, солнечные бойлеры на крышах - верховные жрецы культа омовения человеческих тел. И цветочные горшки на каждом балконе с чахлыми растениями, задыхающимися в пыли и автомобильном смраде.

Тель-Авив. Город, существующий как дерзкий научный эксперимент на предмет создания самодостаточной среды обитания. Словно экспериментальная коммуна на Луне, неудавшаяся утопическая модель общества. Все, что проникает внутрь - восьмичасовые выпуски новостей или палестинские подростки с затравленными взглядами, липкими подмышками и поясами шахида, взрывающие себя у входа на дискотеку - случайные, хоть и досадные помехи, не оказывающие ни малейшего влияния на привычный уклад жизни.

перевод с иврита - мой
из книги Алоны Кимхи "Лили Ла Тиграс" /לילי לה טיגרס ,כתר, 2004


* Алона Кимхи - современная израильская писательница, киноактриса. Родилась во Львове. Живет в Тель-Авиве.

Tags: books, tel-aviv, translation
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 76 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →