גיא (guy_gomel) wrote,
גיא
guy_gomel

Мамэ-лошн

Разговорились с нью-йоркским френдом в фейсбуке об идише, прекрасном языке наших прадедов, на котором говорили десятки поколений восточно-европейских ашкеназов, родном языке моих дедушек и бабушек. Поговорили о трагедии, которая постигла Идишлэнд, идишскую культуру. О том, что повседневный разговорный идиш можно нынче услышать лишь в трех местах: в Бруклине, в иерусалимском квартале Меа Шеарим да в ультраортодоксальном пригороде Тель-Авива - Бней-Браке.

Живой, еще в начале прошлого века, язык 7-8 миллионов ашкеназских евреев, язык светской литературы, газет и журналов, театра... стал фактически мертвым. А мертвый иврит стал живым.

Идишем в повседневной жизни сегодня пользуются лишь немногочисленные нью-йоркские и израильские ультраортодоксы.

Главными могильщиками идиша были Советская власть, сионистское движение и германские нацисты. Советская власть насильственно ассимилировала, русифицировала евреев Украины, Белоруссии, а после войны добила остатки идишской культуры, казнив ее видных представителей и ликвидировав идишское образование, существовавшее в 20-30-х гг.(советские русскоговорящие евреи-манкурты, то есть, мы - результат этого процесса).

Сионизм боролся с "галутной" культурой (не только с идишем, но и другими еврейскими языками - ладино, например; но идиш был главным конкурентом). Хавер дабер иврит. Товарищ, говори на иврите!

Нацисты физически уничтожили большую часть естественных носителей языка в Восточной Европе - Польше, Украине, Литве, Румынии.
Впрочем, и Америка, голдене мединэ, не пощадила идиш. Миллионы носителей языка, эмигрировавших из Российской империи в США в начале 20-го века, создавшие в Нью-Йорке идишский театр, основавшие книгоиздательства и прессу на идиш, не передали язык детям, которые, естественно, как и дети иммигрантов из других стран, растворились в англоязычном плавильном котле.

По этому поводу два анекдота - печальный и забавный.

Печальный - из моего советского детства начала 70-х.
Мне было семь лет. Я провел летний месяц в доме родителей отца в местечке Ельск (райцентр Гомельской области в Белоруссии). Дед Шлейме и бабушка Сара говорили между собой исключительно на идиш. По-русски они говорили с жутким идишским акцентом и диким количеством белорусизмов и украинизмов. Бабушка Сара была родом с Житомирщины. Я, шустрый малый, выучил и записал (уже умел писать) десятка два идишских слов. Вернулся домой и стал с восторгом делиться новыми знаниями со Светой и Томой, студентками местного университета, снимавшими у нас комнату. За что был жесточайшим образом отчитан мамой, получив на долгие годы внятный "месседж" - идиш, еврейский язык, это нечто запретное, говорить об этом открыто нельзя.

Забавный - из моей израильской жизни.
Мой супруг, ивритонейтивный израильтянин-сабра в третьем поколении (прадеды-прабабки уехали в Палестину в начале прошлого века из Польши, Украины, Чехии), лет 15 назад выучил немецкий язык. И вдруг обнаружил, что понимает идиш и даже немного читает на нем.

Tags: arie, family, jewish, myself, russia, ussr
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments