גיא (guy_gomel) wrote,
גיא
guy_gomel

  • Location:
  • Music:

Близко к сердцу

Вчера, сразу после того, как стало известно о смерти Арика Айнштейна, написал статью о нем. Размещу ее в своем ЖЖ.
А сегодня проезжал мимо площади Рабина на автобусе (стояли в пробке на Ибн Гвироль) - а там десятки тысяч людей прощались с ним. Не мог выйти из автобуса - ехал на встречу Сделал несколько фото смартфоном через окно.


Умер Арик Айнштейн. В это трудно поверить, с этим трудно смириться. Актер, певец, душа страны, на песнях которого выросли миллионы людей . Его музыка – своеобразный саундтрек жизни нескольких поколений израильтян. В 60-90-е гг. Айнштейн, в рамках сольной карьеры, а также, принимая участие в различных музыкальных составах (трио «Гешер-ха-Яркон», группа «Высокие окна»), в сотрудничестве с прекрасными музыкантами Шаломом Ханохом, Мики Габриэловым, Йони Рехтером и другими, создал песни, которые по праву считаются классикой ивритской музыки.





Проникновенный голос Израиля, того самого Израиля, которого больше нет и не будет. А, может быть (если честно), и не было никогда. Для меня (да и, наверное, для многих) песни Айнштейна, все его творчество - символическая ("сферическая в вакууме") Эрец Исраэль ха-яфа, прекрасная страна Израиля. Гуманная, европейская, светская страна секулярной ивритской культуры - такой, увы, нет на карте. Есть другая страна (и дело даже не в "хуже или лучше", не станем сейчас вдаваться в подробности - другая), которая движется в совершенно ином направлении.


Узнав о смерти замечательного музыканта, я попытался объяснить своим неизраильским друзьям, что такое Арик Айнштейн для людей, выросших в этой стране. Неуклюже стал подбирать аналогии: местный Синатра, Леннон, Пресли, Высоцкий, Азнавур – в одном флаконе. Шансонье и рок-музыкант, артист, поющий с интонациями, напоминающими манеру советских бардов. Всенародный любимец и человек, ненавидевший популярность. В разгар своей славы, в начале 80-х, Айнштейн принимает решение отказаться от концертных выступлений – продолжая записывать песни, альбомы, сниматься на телевидении. А в 90-е покидает и телевизионный экран, оставляя для своих поклонников единственный способ общения – песни, которые он время от времени продолжает записывать. В наше время, когда главным мерилом всего и вся являются деньги, трудно представить любимого и популярного артиста, последовательно отказывающегося от самых заманчивых предложений, которые могли бы существенно улучшить его материальное положение. Таким человеком был Айнштейн. Решение не появляться на публике он свято соблюдал до конца жизни. По словам продюсеров, пытавшихся уговорить артиста принять участие в том или ином проекте, Айнштейн порой отказывался от столь соблазнительных предложений, что его отказ выглядел лишенным какой-либо земной логики.

О его принципиальности во всем, что связано с творчеством, ходили легенды. Михаэль Тапуах, человек, который долгие годы был близок с Айнштейном, рассказывал в одном из интервью в начале 90-х: «Арик работает только с теми людьми, с которыми он может найти общий язык, точки соприкосновения. Он не вступает в творческие и рабочие связи с людьми исключительно на основе их таланта и профессиональных качеств. У него не существует разделения между жизнью и работой. Работа – результат того, что происходит в жизни. И наоборот».

Песни, которые он исполнял, в основном, писали другие, но Айнштейн давал им настолько индивидуальную интерпретацию, что ни у кого не возникало сомнений в том, что они написаны им самим. В его репертуаре было более тысячи песен. И почти каждая – веха в истории израильской музыки, в истории страны.

Сложно сказать, тяготился ли Айнштейн своим «иконическим» статусом, тем, что его считали одним из символов израильской культуры. По-видимому, да. В последние годы много говорили о том, что Арик Айнштейн достоин присуждения главной государственной награды, Премии Израиля. Как такое могло случиться, что столь значительная фигура до сих пор не премирована, вопрошали возмущенные поклонники и коллеги. Выяснилось, что одной из причин, по которой учредители премии откладывали свое решение, было связано с категорическим отказом Айнштейна принимать награду. Почти невозможно представить личность масштаба Арика Айнштейна среди современных кумиров израильской популярной музыки.

На своей странице в фейбуке мой хороший знакомый, журналист Павел Вигдорчик, написал с горькой иронией: «Как-то у нас встретились две новости: Арик Айнштейн умер, а Эяль Голан улетел в Лондон - развеяться. Два мира - два Шапиро». Воистину.


площадь Рабина, 27 ноября 2013 г.



Tags: israelis, isramusic, land of israel
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments