גיא (guy_gomel) wrote,
גיא
guy_gomel

Союз рушимый

Я недолюбливаю маститого израильского колумниста Ари Шавита, хотя часто перевожу его тексты (прежде всего потому, что стилистика его письма - рубленые фразы, лексико-синтаксические повторы - удобна для переводчика). Тексты Шавита страдают излишней патетикой (чрезмерной даже для публицистического жанра). Он склонен к нравоучениям, мнит себя библейским пророком, предостерегающим еврейский народ от неотвратимых бедствий. Он занимает позицию "над схваткой" (не правый, не левый), как и подобает "пророку". Все это несколько раздражает, мягко говоря.

Но то, что он написал сегодня в своей четверговой колонке в "Гаарец", весьма созвучно тому, что я думаю. Готов подписаться почти под каждым его словом.

Я перевел эту статью для ресурса, с которым работаю.


Ари Шавит, "Гаарец", 21.07.2011
ארי שביט, הברית הישראלית

Когда-то в этой стране между гражданами существовало неписаное соглашение, негласный союз. Никто не называл его таким образом. Никто не использовал подобных формулировок. Однако это означало (более или менее) следующее: место, в котором мы живем, ставит перед нами вопросы жизни и смерти; мы – народ жизни и смерти. Поэтому мы обязаны нести ответственность друг за друга. Во всем - в хорошем и дурном. Здесь не будет бездомных, не будет безработных, не будет людей, лишенных права на получение образования, медицинского обслуживания и пенсионного обеспечения.

Никто не собирался вводить здесь коммунизм советского образца. И даже идиллический скандинавский социализм никто не планировал строить в этой стране. Однако было ясно, что нельзя превращать Израиль в американский Содом, в котором каждый человек предоставлен самому себе и воле случая. На обетованной земле должны соблюдаться базовые принципы социальной справедливости. В этой опасной, в этой разрываемой противоречиями стране следует сохранять приемлемый уровень социального неравенства между бедными и богатыми. Основные государственные ресурсы должны принадлежать гражданам. В государстве, которое требует от индивида подвергать свою жизнь постоянному риску во имя общества, общество несет ответственость перед индивидом и гарантирует ему социальную защищенность.



Четверть века назад израильское общество нарушило этот неписанный закон, расторгло негласный союз. Израильская финансово-политическая элита обнаружила, что коммунистические режимы пали, социалистический эксперимент потерпел фиаско и что самой модной мировой тенденцией является ныне всеобщая приватизация. Финансовая верхушка с жадностью набросилась на израильскую систему социального благосостояния и лишила ее практического смысла. Израильская финансовая верхушка с жадностью набросилась на государственные ресурсы, принадлежащие гражданам, и присвоила себе большую их часть. Израильскую финансовую верхушку не интересовало будущее страны. Она действовала бездумно, иррационально. Она ликвидировала израильскую социал-демократическую модель, не заменив ее при этом на подлинную рыночную экономику со свободной конкуренцией.

Новый социально-экономический порядок, изобретенный финансово-политической элитой, базируется на двух простых принципах: максимальная конкуренция среди низших слоев общества и минимальная конкуренция среди высших. Низкая зарплата трудящимся, сверхприбыли владельцам крупного капитала. Нулевой кредит для наемного работника, щедрый кредит для олигарха. Беспощадная война с профсоюзами, полное содействие картелям и монополиям. Так в течение короткого времени обетованная земля стала разбойной и грабительской. Новый израильский капитализм не был ни народным, ни либеральным. Новый израильский капитализм был "свинским". Он поработил рабочий класс, нанес сокрушительный удар по среднему классу и лишил молодых израильтян всякой надежды на будущее.

То, что происходит летом 2011 года на бульваре Ротшильда, в городах израильской периферии, в социальных сетях в Интернете – это не просто протест против высоких цен на продукты питания и жилье. Речь идет о контрреволюции. Спустя два десятилетия после того, как малочисленная финансово-политическая верхушка грубо расторгла негласный союз со всем остальным населением, граждане восстают против финансово-политических баронов. В определенном смысле это явление довольно опасно для государства. Контрреволюционный бунт заражен популизмом и заряжен ненавистью. Его участники зачастую не делают различий между производительным и грабительским капиталом. Они игнорируют основные законы современной экономики.

И все же это явление можно считать оправданным, его следует приветствовать. Впервые за последние четверть века возникла реальная угроза "свинскому" капитализму. Впервые после ликвидации социалистической модели израильские капиталисты вынуждены держать ответ перед гражданским обществом. Наконец-то финансовой аристократии Израиля приходится немного попотеть. Наконец-то они начинают понимать, что их могущество имеет свои пределы и что за свое высокомерие им придется заплатить определенную цену. Грабительский режим с его предельной концентрацией ресурсов и капитала, при котором мы жили в течение столь долгого времени, дает трещину.

Время сложное, любые действия требуют осторожности, логического обоснования и продуманности. Нельзя забывать, что израильская экономика все-таки одна из самых успешных в мире. Нельзя забывать, что в последние годы в стране произошло настоящее экономическое чудо. Нельзя очернять предпринимателей и промышленников, которые добились невероятных успехов. Но в то же время невозможно более игнорировать нарастающий протест против социальной несправедливости. Невозможно и далее игнорировать то, что происходит на улицах и площадях. Невозможно мириться с непомерными ценами, с постоянным увеличением разрыва в доходах между богатыми и бедными. Невозможно мириться с тем, что слабых бросают на произвол судьбы.
Tags: land of israel, translation
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments