גיא (guy_gomel) wrote,
גיא
guy_gomel

  • Mood:
  • Music:

И это все о нем

Сердце Тель-Авива - классический центр города, узкая прибрежная полоса, на которой сосредоточено все, что не должно быть сосредоточено на столь ограниченном участке суши в такой миниатюрной стране: банки, посольства, театры, редакции газет, не говоря уже о генштабе, минобороны и прочем надземно-подземном царстве Кирии. Пульсирующая артерия страны.

Все это невероятным образом уживается с queer-ностью, бомжеватостью и мощной сексуальной энергетикой, присущими центру города, который, собственно говоря, и является "тем самым" Тель-Авивом, который - и "сионистское логово", и "подлинная история еврейского ишува", а еще - "город без перерыва" и "обитель греха". Когда говорят о Нью-Йорке, чаще всего подразумевают Манхеттен. Когда речь заходит о Тель-Авиве, прежде всего имеется в виду "сердце города" - "лев ха-ир".

Только в Тель-Авиве можно в три часа ночи зайти в супермаркет на Бен-Иегуда, выждать небольшую очередь к кассирше Светлане и обнаружить, что стоящий перед тобой поджарый седовласый старик с йогуртами и пастрамой в руках - лучший друг Арафата и Ханан Ашрауи, леворадикальный публицист Ури Авнери. Здесь же, не отходя от кассы - съемочная группа третьего канала лается со Светланиной начальницей Анжелой, которая знать не знает какого-то Ицика, давшего добро на съемку в "Шуперсале" сюжета о странной любви тель-авивцев к ночному сервису. "Мы уже снимали в прачечной и в тренажерном зале!"- убеждает говорящую с заметным русским акцентом Анжелу анорексичная телевизионная девица с микрофоном. Так и хочется крикнуть: "Дура, разуй глаза. Возле тебя Авнери стоит в домашних тапках, колбасу покупает, такой айтем пропадает".

Полчетвертого утра. В кофейнях на Гордон и Дизенгоф сидят люди. Мы со львенком проходим мимо с набитыми снедью авоськами. Тель-Авив.

Tags: tel-aviv
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments