גיא (guy_gomel) wrote,
גיא
guy_gomel

  • Music:

Почему их раздражает Тель-Авив?

и вновь о тель-авивском мыльном пузыре...

Авирама Голан, Гаарец 23.08.2006

перевод - guy_gomel

В дни войны со страниц отечественных СМИ неоднократно раздавалось раздраженное ворчание в адрес жителей Тель-Авива, высказывались претензии по поводу пресловутого тель-авивского гедонизма и "элитарности". Некоторые комментаторы и общественные деятели не погнушались подкрепить свои обвинения "неопровержимыми уликами": среди погибших на войне солдат лишь двое - жители большого города.

Подлое и нелепое разделение. Либерально-демократическому обществу не пристало оценивать, поощрять или осуждать своих граждан по секториально-географическому признаку. Причина подобного злопыхательства кроется в панической растерянности, охватившей общество, когда поиски козла отпущения становятся популярным занятием. С точки зрения обвинителей, Тель-Авив - не город, а символ индустрии удовольствий и эскапизма. Между тем Тель-Авив, город, в котором живут обычные люди, с удивительной терпимостью отреагировал на эту клевету.

Вот уже долгие годы вовсе не старожилы города определяют его ритм и стиль. "Пришельцы" со всех концов страны создали здесь легендарные учреждения досуга и развлечений, превратив Тель-Авив в отличающийся многообразием центр культуры и отдыха. Тель-Авив стал почти обязательной станцией жизненного маршрута молодых израильтян, стремящихся к свободе и раскрепощению личности. Кроме того, Тель-Авив является процветающим центром торговли и бизнеса, что несомненно притягивает мигрантов, озабоченных проблемами трудоустройства.




Вокруг Тель-Авива в последние годы сложился миф. Ложный миф о некоем мыльном пузыре, изолированном от остального мира. Миф о городе, эгоистически зацикленном на себе самом. Именно этот миф лежит в основе недавних антитель-авивских высказываний. Как будто существует в мире хоть один крупный мегаполис, в котором не наличествовало бы подобного рода урбанистическое ядро, резко выделяющееся на общегородском фоне. Лондон не характеризует всю Англию. Париж это еще не Франция. То же касается Амстердама в Голландии, Афин в Греции или Каира в Египте. Критики, которой подвергаются в своих странах "элитарные урбанистические пузыри", не избежал и Тель-Авив. Однако бессмысленность последних выпадов особенно очевидна.

Статистика призыва на военную службу в Тель-Авиве (если вообще существует какая-либо связь между подобной статистикой и числом военнослужащих, павших в Ливане) имеет несколько аспектов. Один из них связан с особенностями состава городского населения. Демографические изменения последних лет в Тель-Авиве характерны для урбанистического ядра практически любого большого современного города: процент пожилых людей здесь самый высокий в Израиле. Возраст 27-ми процентов тель-авивцев - 65 лет и старше ( 11% - в среднем по стране). Между тем количество молодых семей в городе ежегодно сокращается. Большинство семейных мужчин, составляющих значительный процент военнослужащих-резервистов, проживает не в муниципальных границах Тель-Авива, а в пределах так называемого Большого Тель-Авива или в городах-спутниках этого самого крупного израильского мегаполиса (Раанана, Кфар-Саба, Ришон-ле-Цион и т.д.) Все они также являются интегральной частью того самого "Тель-Авива", который "обвинители" подвергают уничижительной критике.

Критиканы предъявили претензии к тель-авивцам не только за их мнимое нежелание возложить на себя бремя войны, но и за якобы равнодушное отношение к тяжелой ситуации, сложившейся на севере страны. Омерзительная ложь. Не Тель-Авив, а государство повело себя преступно по отношению к северянам. Правительство, которое не провозгласило чрезвычайное положение и не организовало эвакуацию жителей севера, не сумело обеспечить тыл продуктами и медикаментами, не задействовало психологов и педагогов для оказания помощи детям, находившимся под обстрелами. Северяне были фактически предоставлены самим себе, и многие из них бежали в центр страны. Жители Тель-Авива и городов-спутников проявили по отношению к беженцам подлинное гостеприимство.

Так что же так разозлило критиков? То, что Тель-Авив продолжал жить нормальной жизнью? То, что на тель-авивских пляжах негде было яблоку упасть? То, что рыночные торговцы весело зазывали покупателей? То, что театры, кинозалы и бары были полны отдыхающих, а по бульварам гуляли взрослые и дети? То, что старики по-прежнему дремали на скамейках в городских скверах, а юные красавицы с обнаженными животами поглощали салаты в кафе и ресторанах? То, что собаки как ни в чем не бывало гоняли кошек. То, что на дорогах как и прежде возникали огромные пробки?

Вместо этого стоило бы по достоинству оценить тот факт, что несмотря на угрозы, страна не прекращала жить обычной жизнью. Что и в нелегкие военные дни самый большой город страны - который для врагов Израиля всегда был желанной целью для уничтожения - дышал полной грудью. Тель-авивские проблемы нам хорошо известны: кварталы бедноты, отсутствие метрополитена, летние влажность и жара, сомнительная чистота улиц... Но этот город не засыпает ни на минуту, творит культуру и создает рабочие места, производит много шума и радуется жизни. Тель-Авив.


оригинал статьи (иврит):
אבירמה גולן - למה תל אביב מעצבנת אותם
Tags: tel-aviv, translation
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 105 comments