גיא (guy_gomel) wrote,
גיא
guy_gomel

  • Music:

Пируэты на танковой башне

Статья, опубликованная позавчера в праздничном приложении к самому тиражному израильскому изданию "Едиот ахронот" ("Последние известия") шедевром жанра газетного интервью не является и на лавры серьезного журналистского расследования не претендует: тон статьи весьма попсовый, стилистически - текст немного неряшлив. И все-таки. Мне кажется, она будет интересна не только моим израильским, но и российским френдам. Все познается в сравнении. Повторяю: крупнейшая израильская "народная" газета, праздничное приложение, статья на целый разворот.


Анат Мейдан
"Едиот ахронот" 1.06 2006


(גאה בצריח" מאת: ענת מידן, ידיעות אחרונות, המוסך לחג")

перевод - guy_gomel





Отправляясь в увольнительную, он, не снимая военной формы, спешит в балетную студию на урок классического танца, что, согласитесь, не вяжется с обликом танкиста, пропахшего потом и машинным маслом. Однако 20-летнего Даниэля, сержанта одного из бронетанковых подразделений Армии обороны Израиля, это нисколько не беспокоит. Он благополучно дрейфует между двумя полюсами. И все-таки предпочитает не предавать огласке свое настоящее имя.

Во взводе, где служит Даниэль, уже привыкли к его балетным растяжкам на танковой башне, шпагатам в казарме и, главное, - к тому факту, что Даниэль любит мужчин. "В старших классах мне было ясно, что служить я не пойду; я был уверен, что геев в армию не берут; да и вообще - хотел посвятить жизнь танцу, а не растрачивать впустую три года жизни. Школьная подруга бросила мне однажды с издёвкой: "А ты иди служить в боевые части". "Почему бы и нет?" - неожиданно ответил я. Большинство парней в моем классе "джобники" ( солдаты небоевых частей - прим.пер.), лишь немногие из них "боевики" - идея оказаться среди них показалась мне заманчивой".


"Я боялся, что не выдержу тягот армейской службы: а если со мной никто не будет дружить, если солдаты будут сторониться меня, будут надо мной смеяться, решив, что я выгляжу "женственно". А если обо мне узнают, как действовать тогда? Как вести себя в общей душевой? Возникло множество вопросов, связанных с повседневной жизнью среди парней-мачо: все эти истории о ритуальных издевательствах (hazing)... Пытался успокоить себя тем, что подобные вопросы тревожат любого 18-летнего призывника. Несмотря ни на что, меня не оставляло любопытство и желание испытать себя..."



Даниэль решил никого не посвящать в свой план. В 12-м классе во время встречи с военным инструктором его насмешливо спросили, где он намерен провести три армейских года. "В боевых войсках," - ответил он. В классе воцарилась тишина. А затем последовали издевательские напутствия: "Круто, парень! Только будь осторожен, чтоб тебе не порвали целочку!"


Жизнь проходит


Он родился и вырос в центре страны. В старших классах отличался крайне неформальным поведением. В 16-летнем возрасте понял, что испытывает влечение к парням. "Вначале я очень испугался, а затем смирился, потому что это сильнее меня. Не стал ни от кого скрывать, честно признавшись, что я гей... Я не обращал внимания на анекдоты про голубых, хотя в душе злился, понимая, насколько все не правы. Я не собирался что-либо доказывать. В то время у меня ничего и не было с парнями. Пока однажды не сказал себе:" Окей, жизнь проходит" и стал ходить на гей-вечеринки в Тель-Авиве".

- Ты рассказал родителям?

"Сказал отцу, что мне нравятся парни. Он пытался убедить меня быть бисексуалом, рассказал, что у него есть такой приятель. С матерью было сложнее, но я не хотел держать ничего в секрете. Сегодня мне кажется, что я гей не с восклицательным знаком, а скорее - с многоточием... Сегодня я живу так. А в сорок лет возможно женюсь и заведу детей... В жизни всякое бывает..."

Даниэль принял окончательное решение идти в боевые войска. Однако сохранил за собой возможность изменить направление и после полугода-года напряженной службы покинуть боевую часть, чтобы посвятить большую часть времени учебе в балетной студии.

Он не сумел пройти сложный предварительный тест в десантные части: трудно тягаться с парнями, которые с 10-го класса усиленно тренируются, готовясь к призыву. Даниэль согласился служить в бронетанковых войсках. "Я не искал способы проверки своей мужественности и не собирался никому ничего доказывать. Я просто хотел узнать свои возможности".


Армейское братство

Майки в облипку и джинсы с низкой талией сменились на армейскую форму цвета хаки. Выкрашенная шевелюра - на бритый затылок. Даниэль вместе с остальными новобранцами пережил шоковую терапию курса молодого бойца. "Прошел целый год прежде чем я наконец понял, куда я попал. Я никогда не был компанейским человеком, а тут - 24 часа в сутки с чужими людьми, с каждым из которых необходимо поладить. Для меня это было очень непривычно. Только в армии я осознал смысл слов "товарищи, братья по оружию". Вдруг ты понимаешь, что ты один из многих, и все равны. Внешне все выглядят одинаково, и только внутри каждый - индивидуален, неповторим. Я всегда ценил свободу. И вот тебе указывают, что делать, как поступать. Ты обязан жить по часам. Когда на курсе молодого бойца командиры орали на меня, я лихорадочно повторял про себя: это мой выбор, это мой выбор, если захочу, то покончу со всем этим. Я не сомневался, что так все и произойдет".


- Ты встречался с армейским психиатром, чтобы демобилизоваться из боевой части?

"Несколько раз. Сказал ему: "Хватит, надоело. Я - гей и мне не подходит такая служба". Но это не сработало. Психиатр объяснил мне, что раньше гомосексуальность считалась отклонением от нормы. Сегодня это определяется, как общественное явление. Короче, он недвусмысленно заявил, что я остаюсь в своей части. Ругался с ним, но на него это не произвело никакого впечатления. Напротив, он заявил, что именно такие упрямцы отлично устраиваются в подразделении. Самое смешное, что он оказался прав".


- Как ты рассказал своим сослуживцам на курсе, что ты гей?

"На курсе боевой подготовки каждый прежде всего озабочен собственным выживанием. Я рассказал одному, вскоре об этом узнали все. Никого не хватил удар от этой новости. Были шутки, подколки, но изгоем я не стал. Должен признать, что открытость ребят меня поразила. Они проявили немалое любопытство к моей жизни: с кем я был, как это было. Я без проблем ответил на все вопросы. Я чувствовал, что выполняю важную миссию - разрушаю стереотипы. Один из сослуживцев даже решил поделиться со мной своим интимным опытом - с девушками, разумеется. Я тоже дал ему несколько советов. Я понял, что если друзья у тебя настоящие, то им все равно - гей ты или натурал, не важно, что ты делаешь в постели, важно - какой ты человек. Именно в боевых войсках я обнаружил то, что на гражданке не встречал никогда - настоящая мужская дружба, армейское братство".


- Тебя не смущает, что вокруг столько молодых привлекательных парней...

"Приятели на гражданке шутят: "Хорошо тебе, столько красавцев вокруг!" Только всё ровным счетом наоборот. Нелегко видеть вокруг столько парней-натуралов и знать, что тебе ничего не обломится. Зато есть дружба... Случается, что у кого-то из ребят затекли мышцы - после целого дня сидения в танке. И он просит меня сделать массаж ( я умею). Врать не стану - получаю некоторе удовольствие, особенно, если у парня красивое тело... Иногда приходится мириться с разными шутками, нет сил отвечать каждому. Но скажу: первый раз в жизни я ощущаю себя частью коллектива и не размышляю постоянно о своей инакости".


- Тебе приходилось сталкиваться с такими, кто категорически не хочет иметь с тобой дело?


"Есть и такие, кто держит дистанцию. В лицо никто мне ничего оскорбительного не говорит. Да я и не позволяю садиться себе на голову. Есть однин парень, которого очень забавляет, что я гей. В ответ я подшучиваю над его полнотой. Я хорошо знаю, где проходит запретная черта. Никто до сих пор не сказал мне, что не пойдет со мной вместе в душевую. С другой стороны - ни один танкист не просил, чтобы я потер ему спину".


Отец был разочарован


Свои отпуска Даниэль проводит не в родительском доме. Он едет в киббуц, там армия снимает для него комнату. Несмотря на всю свою откровенность, Даниэль крайне скупо рассказывает об отношениях с родителями. Из-за них он дает интервью под вымышленным именем. Он с пониманием относится к тому, что близким непросто принять его образ жизни. Даниэль надеется, что со временем отношения наладятся.

"Когда я пошел служить в боевые войска, родители были очень удивлены. Мама боялась, что со мной что-нибудь произойдет. Отец был доволен, только посоветовал никому ни о чем не рассказывать... Время расставит все по своим местам... Я чувствую, что отец разочрован мной, наверное, я не тот сын, о котором он мечтал. Но уверен, что он по-своему любит меня... В первые месяцы службы мы часто ссорились. Я возвращался домой - мне был необходим отдых, разрядка. Я хотел вести себя так, как мне удобно. И не думать, что скажут соседи. Мне надоело ругаться и спорить с матерью и отцом, я не мог приводить к себе парней. И тогда я решил, что лучше жить отдельно..."


Через год Даниэль заканчивает службу. После демобилизации он намерен всерьез заняться хореографией. Он знает, что дорого заплатил за свое желание служить в боевых частях - три года службы в бронетанковых войсках не способствуют эластичности мышц и качеству исполнения балетных пируэтов. Но Даниэль помнит и другое: впервые он успешно сел на шпагат после марш-броска в танковой учебке.

------------------------------------------------------------------------------------

Раньше за это сажали в тюрьму

С момента своего создания - до нынешних дней отношение ЦАХАЛа (Армия обороны Израиля) к гомосексуальности претерпело кардинальные изменения. Настолько кардинальные, что пресс-служба ЦАХАЛа без малейших проблем дала разрешение на интервью с Даниэлем (решение не публиковать подлинное имя солдата принадлежит ему самому).

В далеком 1956-м году военный суд приговорил двух солдат к одному году лишения свободы за "противоестественную связь". В ходе кассационного рассмотрения дела адвокаты смогли доказать, что "гомосексуальность - не преступление, а болезнь". Наказание было смягчено: один из солдат получил день гауптвахты , второй (признанный "инициатором" незаконных действий) получил 70 дней тюремного заключения.

В середине 80-х годов, когда многие мужчины перестали скрывать свою сексуальную ориентацию, получило широкую известность дело доктора Дорона Майзеля, офицера медицинской службы ЦАХАЛа. Майзель готовился получить назначение на пост командующего медицинской службой военно-воздушных сил. Однако кандидатура военврача была отвергнута по причине его гомосексуальности. Майзель не смирился и после длительной борьбы получил назначение на пост заместителя командующего медслужбой южного округа.

В 1993 году профессор тель-авивского университета Узи Эвен сделал достоянием гласности распоряжение генштаба Армии обороны Израиля о запрете занимать высшие командные должности с доступом к секретной информации военнослужащим с нетрадиционной ориентацией. Полковник запаса Узи Эвен был снят с должности руководителя военной лаборатории и лишен допуска к секретной информации после того, как армейскому начальству стало известно, что он живет семейной жизнью с мужчиной. После сенсационной речи профессора Эвена в кнессете премьер-министр и главнокомандующий армией Ицхак Рабин отменил дискриминационный приказ генерального штаба. Новым распоряжением было запрещено автоматически браковать призывников на основе их сексуальной ориентации. Отныне командир подразделения не должен был сообщать армейскому психиатру о солдатах-гомосексуалах. Была также создана специальная комиссия с целью пересмотра отношения армейских инстанций к военнослужащим-гомосексуалам. Спустя пять лет новый подход ЦАХАЛа к данной теме нашел свое отражение в Законе о недопустимости сексуальных домогательств в армии: оскорбительное отношение к гражданину из-за его сексуальной ориентации является правонарушением.

Несмотря на относительно либеральный подход к данной теме, в 1999 году был уволен из армии офицер ВВС за то, что вступил в интимную связь с солдатом срочной службы. В 2001-м году был закрыт на определенный срок армейский журнал "Ба-махане" за несанкционированную публикацию интервью с офицером ЦАХАЛа, активистом гей-движения.

На наш вопрос, как сегодня Армия обороны Израиля относится к теме гомосексуальности, из кадровой службы поступил следующий ответ : "ЦАХАЛ не придает значения сексуальной ориентации военнослужащих. Все рода войск и боевые подразделения открыты для любого кандидата. В последние три года не поступало ни одной жалобы, связанной с дискриминацией по признаку сексуальной ориентации.
Tags: gay, land of israel, translation
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 104 comments