גיא (guy_gomel) wrote,
גיא
guy_gomel

Слониха читает

У слона была жена
Матрёна Ивановна.
И задумала она
Книжку почитать.

Но читала, бормотала,
Лопотала, лопотала:
"Таталата, маталата",-
Ничего не разобрать!

К.И. Чуковский



Мое любимое число "9", а не "15".

Флешмоб - не флешмоб, но вот вам девять фактов из биографии старого книгочея.

1. Я пришью ему новые ножки, он опять побежит но дорожке

Свою первую книгу я прочитал на больничной койке. Жутко саднило горло. Добрый доктор Айболит безжалостно вырвал пятилетней детке гланды, не забыв про адеиноиды. Дабы загладить вину за содеянное, заманившая меня всяческими посулами и обещаниями в логово детского коновала мама принесла в палату поистине королевский подарок - красочно иллюстрированное издание сказок Корнея Чуковского. И тогда все волшебным образом переменилось. Ушла боль. Специфический запах больницы, из-за которого постоянно хотелось реветь, куда-то улетучился. Я отважно вызволял жеманную Цокатуху из лап старого развратника, искренне сочувствовал маленькому грязнуле, ставшему жертвой кривоногого Мойдодыра, жалел непутевую бабку Федору.

2. Я три ночи не спал, я устал. Мне бы заснуть, отдохнуть...

В средних классах я пристрастился читать по ночам. Мать тщетно пыталась бороться с этим нездоровым явлением, вызванным в немалой степени идиотическим книжным дефицитом, столь характерным для советской эпохи. Бесценные фолианты из читального зала детской библиотеки полагалось возвращать вовремя, без проволочек. Тогда-то и был поставлен рекорд, повторить который сегодня не представляется возможным: за две ночи были прочитаны четырехсотстраничная "Консуэло" и шестисотстраничная "Графиня Рудольшдадт", принадлежащие перу мадам Жорж Санд.

3. Только заинька был паинька: не мяукал и не хрюкал

Интенсивнее всего я читал в горбачевские годы. С 87-го по 90-й я выписывал 12 (!) литературных журналов ( о количестве газет я умолчу). Возвращенная литература: Гроссман, Войнович, Аксенов, Солженицын - все смешалось в перестроечной голове. Любимой книгой того времени стала гроссмановская "Жизнь и судьба".

4. Рады, рады, рады тёмные осины, и на них от радости растут апельсины

В моей израильской биографии есть невероятный (сейчас мне трудно в это поверить) период, когда на протяжениии четырех лет я не прочел ни одной книги. Повторяю: ни одной.

5. Эх вы, глупые козявки, нам не надобны булавки: мы булавками сами утыканы

Я не люблю читать на иврите. Стыдно признаться, но по-древне/ново- еврейски мной были прочитаны всего три книги: "Песнь сирены" Ирит Линор, сборник рассказов Этгара Керета и мемуарная книга Рахели, мамы львенка, дочери художницы Авивы Ури.

6. А потом позвонили мартышки: пришлите, пожалуйста, книжки

У меня нет любимой книги. Такой, которую хотелось бы перечитывать, возвращаться к ней. Ни одна из книг не была прочитана мной дважды. Я перечитываю только любимые стихи.

7. Мура туфельку снимала, в огороде закопала: расти, туфелька моя, расти, маленькая

И все-таки есть одна книга, которая более других затронула душевные струны. "Шоша" Башевис-Зингера. Этот пронзительный еврейский текст не оставляет меня до сих пор.

8. Жил на свете человек, скрюченные ножки

Благодаря живее всех живых журналу, я познакомился с несколькими профессиональными литераторами, участвующими - не побоюсь этого слова - в современном литпроцессе. Неожиданно и интересно.

9. То тюлень позвонит, то олень

В данный конкретный момент с удовольствием завершаю чтение очаровательнейшей книги Стивена Фрая "Как творить историю". Искренне рекомендую.
Tags: books
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments