גיא (guy_gomel) wrote,
גיא
guy_gomel

Слониха читает

У слона была жена
Матрёна Ивановна.
И задумала она
Книжку почитать.

Но читала, бормотала,
Лопотала, лопотала:
"Таталата, маталата",-
Ничего не разобрать!

К.И. Чуковский



Мое любимое число "9", а не "15".

Флешмоб - не флешмоб, но вот вам девять фактов из биографии старого книгочея.

1. Я пришью ему новые ножки, он опять побежит но дорожке

Свою первую книгу я прочитал на больничной койке. Жутко саднило горло. Добрый доктор Айболит безжалостно вырвал пятилетней детке гланды, не забыв про адеиноиды. Дабы загладить вину за содеянное, заманившая меня всяческими посулами и обещаниями в логово детского коновала мама принесла в палату поистине королевский подарок - красочно иллюстрированное издание сказок Корнея Чуковского. И тогда все волшебным образом переменилось. Ушла боль. Специфический запах больницы, из-за которого постоянно хотелось реветь, куда-то улетучился. Я отважно вызволял жеманную Цокатуху из лап старого развратника, искренне сочувствовал маленькому грязнуле, ставшему жертвой кривоногого Мойдодыра, жалел непутевую бабку Федору.

2. Я три ночи не спал, я устал. Мне бы заснуть, отдохнуть...

В средних классах я пристрастился читать по ночам. Мать тщетно пыталась бороться с этим нездоровым явлением, вызванным в немалой степени идиотическим книжным дефицитом, столь характерным для советской эпохи. Бесценные фолианты из читального зала детской библиотеки полагалось возвращать вовремя, без проволочек. Тогда-то и был поставлен рекорд, повторить который сегодня не представляется возможным: за две ночи были прочитаны четырехсотстраничная "Консуэло" и шестисотстраничная "Графиня Рудольшдадт", принадлежащие перу мадам Жорж Санд.

3. Только заинька был паинька: не мяукал и не хрюкал

Интенсивнее всего я читал в горбачевские годы. С 87-го по 90-й я выписывал 12 (!) литературных журналов ( о количестве газет я умолчу). Возвращенная литература: Гроссман, Войнович, Аксенов, Солженицын - все смешалось в перестроечной голове. Любимой книгой того времени стала гроссмановская "Жизнь и судьба".

4. Рады, рады, рады тёмные осины, и на них от радости растут апельсины

В моей израильской биографии есть невероятный (сейчас мне трудно в это поверить) период, когда на протяжениии четырех лет я не прочел ни одной книги. Повторяю: ни одной.

5. Эх вы, глупые козявки, нам не надобны булавки: мы булавками сами утыканы

Я не люблю читать на иврите. Стыдно признаться, но по-древне/ново- еврейски мной были прочитаны всего три книги: "Песнь сирены" Ирит Линор, сборник рассказов Этгара Керета и мемуарная книга Рахели, мамы львенка, дочери художницы Авивы Ури.

6. А потом позвонили мартышки: пришлите, пожалуйста, книжки

У меня нет любимой книги. Такой, которую хотелось бы перечитывать, возвращаться к ней. Ни одна из книг не была прочитана мной дважды. Я перечитываю только любимые стихи.

7. Мура туфельку снимала, в огороде закопала: расти, туфелька моя, расти, маленькая

И все-таки есть одна книга, которая более других затронула душевные струны. "Шоша" Башевис-Зингера. Этот пронзительный еврейский текст не оставляет меня до сих пор.

8. Жил на свете человек, скрюченные ножки

Благодаря живее всех живых журналу, я познакомился с несколькими профессиональными литераторами, участвующими - не побоюсь этого слова - в современном литпроцессе. Неожиданно и интересно.

9. То тюлень позвонит, то олень

В данный конкретный момент с удовольствием завершаю чтение очаровательнейшей книги Стивена Фрая "Как творить историю". Искренне рекомендую.
Tags: books
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments